На главнуюНаписать письмоКарта сайта
Новости
База Вертикаль
Услуги и цены
Визбор
Документы
Радиосвязь
Галерея
Контакты
Статьи и отчеты
Ссылки
Партнеры

Информационный портал о скалолазании, база данных скалолазных районов мира, новости и события скалолазания.

 
2010 - Дневник Бориса Кельмана

Дневник похода в Фаны

начало утеряно

 

Солнце сияло, шумела река, вокруг было множество палаток. Мы умылись, позавтракали и пошли на новую прогулку. По горной тропинке подошли к Малому Алаудинскому озеру -  и обомлели. Мы стояли около огромного сказочной красоты, переливыющегося всеми цветами радуги драгоценного камня - так смотрелось это озеро  нашими счастливыми глазами. И все наши муки по пути к нему — изнуряющая жара в  вагоне, где не было кондиционера, а на какой-то станции уже недалеко от Ташкента продавщица замороженной  воды сказала -  сегодня у нас 50 градусов. И даже изнурительное перетаскивание рюкзаков и тяжелых мешков с продуктами между Узбекискими  и Таджикскими  таможнями под  испепеляющим солнцем перешли в разряд не стоящих внимания событий.
Вода в озере переливалась волшебной синевой и была  в нем абсолютно прозрачной и очень холодной. Наверное, от непередаваемой  его яркости и появились  такие тона в одежде таджикских женщин, в национальных узорах....
В центре лагеря на скале установлена скромная мемориальная доска:
 «Я сердце оставил в Фанских горах»   - Юрий Визбор 1976г.
Вечером около этой скалы собрали народ. Вспомнили Юру, его песни. Очень было приятно послушать горные песни  Валеры Бокова.   В ночной  тьме многочисленные фонарики высвечивали прекрасные лица альпинистов, и надо было их видеть, когда прозвучали слова:
«Вот тебе рука -
и ниже нас облака.
Хочешь быть счастливым?  -
Будь им!»
С этим прекрасным напутствием народ разошелся по палаткам.

     

 

Пошли...

 Утром, прохладным, но ярко солнечным, встали рано, быстро позавтракав и погрузив на осликов рюкзаки, пошли на перевал Лаудан высотой 3700м к Куликолонским озерам.  Тропинка, извиваясь змеей, плавно поднималась к небесам. Все было как в песне, которую Валера написал в Африке:
«А пока тропинка вьется в гору,
Облаками душу бередя.
Наши разноцветные фигуры
Нанизав, как бусы на себя...»
Мимо прошли французы,  прекраснейшая представительница этой страны с очаровательной улыбкой угостила всех нас печеньем.  Я почему-то вспомнил, как на Грушинском фестивале, у очень симпатичного вертолетчика с Байконура увидел майку с надписью - «Брошу все, уеду в Урюпинск». Авторы «Золотого теленка» знали, где находится этот город, я не знал и стал выяснять. Оказалось, что Урюпинск стоит на прекрасной речке Хопер с чистой теплой водой, протекающей через красивый лес. Я обязательно соберу друзей и расскажу им о своем открытии. Бог даст, мы пойдем в майский поход по этой речке.  Бросим все, уедем в Урюпинск!
 Памир открывал перед нами все новые великолепные панорамы гор -  к небу тянулись  остроконечные пики, протыкающие облака, и Руслан с гордостью показывал вершины, на которых ему посчастливилось побывать, и невероятные истории, с этим связанные. Где-то на юге от нас гордо вызвышалась гора Энергия высотой 5100 м . 43 года назад  команда Руслана поднялась на эту гору, прихватив с собой патефон с пластинками. И поднявшись вслед за ними  прибалты, выбившиеся  из последних сил, были совершенно ошеломлены увиденным и услышенным: Боря Иванов, неспешно попивая зеленый чай, важно крутил ручку патефона, стоящего на скале, а великая певица Клавдия Шульженко пела:
«Эх, Андрюша, нам ли быть в печали.
Не плачь гармонь, играй на все лады
так нажми, чтоб норы заплясали.»
Еще несколько минут назад, чувствующие себя героическими покорителями  легендарной Энергии, прибалты растерянно молчали... 
Через несколько дней Руслан собирается вновь подняться на эту гору. Кто знает, может быть удастся найти и этот патефон, и Шульженко вновь споет для них.   Так, неторопливо шагая, вспоминая разные интересные случаи, мы поднялись на перевал,  обозначенный туром из черных камней и увидили далеко внизу сияющую всеми цветами радуги цепь озер. Это и были Куликолонские озера, где мы вскоре поставили свои палатки, спустившись на тысячу метров.

       

     

 

«Но есть такое там....»

 Сегодня мы бродили вокруг Куликолонских озер. Уходящая в облака вершина Мария и ее соседи молча смотрели, как мы, наслаждаясь красотой озер, поднимались на перевал Зиерат, с великим удовольствием купались в теплом озере с родным названием «Лесное», отдыхали в прохладной тени арчи,  причудливые формы которых поражали воображение. Днем мы обедали в чайхане. Ее гостеприимный хозяин Серодж расстелил цветные одеяла (курпача) и коврик на достархане в живительной тени арчи. У ног журчала хрустальная речка.  Нас  угощали вкусной шурпой из молодого барашка и, конечно, зеленым чаем. Наверное,  мы побили все рекорды по его потреблению на душу населения — и Серодж и его очаровательная жена не успевали подносить к нашему достархану все новые и новые чайники.
 А потом был вечер, очарование которого  передать просто невозможно. В черноте ночи таинственные  тени с фонариками на лбу осторожно перебирались по камням через речку, где нас ждал яркий и жаркий костер, что уже само по себе было приятным сюрпризом — ведь за  три года путешествия в Гималаях  мы не  разожгли ни одного костра. Уютно расселись  вокруг огня, все смотрела на Валеру, и он, взяв гитару, начал с той песни, которая у всех была на душе - « И нет здесь ничего — ни золота, ни руд, там  только-то всего, что гребень слишком крут...» Конечно, Юра Визбор  человек мудрый, но и он не смог сказать, да, наверное и никто не сможет — так что же все-таки такое есть здесь, на Памире, в Фанских горах. И почему так счастлив человек, сидящий под мириадами звезд у костра, освещающего ... «друзей прекраснейшие лики», для которых эти дни на Памире навсегда останутся несравненными и дорогими.

            

      

 

Новый перевал

Рано утром нас ждал новый перевал с таинственным названием Алаудинский. Тропа сразу круто взяла вверх, и то по сыпухе, то по зеленке мы неумолимо приближались к далекому от нас перевалу. Крохотные цветные фигурки людей, приближающихся к перевалу, казались идущими где-то в поднебесье, и  как нам еще далеко до счастливого мгновенья - добраться до заветной перевальной черты.
Идем медленно. Встречаются люди из самых разных стран. Так перекидываемся  с ними несколькими фразами, а потом вновь включается где-то внутри тебя какой-то внутренний двигатель, и ты снова начинаешь медленно двигаться вверх. Рядом  с нами шли москвичи, и Сережа Панов в одном из них узнал покорителя легендарной Ка-2. И когда он поравнялся с нами Руслан сказал ему: а вот Борис — и показал на меня пальцем — встречал вас на Ка-2. От стыда и смущения я едва не спрыгнул вниз, так мне стало неловко, но он, к счастью, сказал: «Тогда пурга была сильная, не разглядеть». А потом добавил: «Правда, я там не был» все расхохотались, а я успокоенный, продолжал путь к перевалу. А когда, наконец-то, добрались до перевальной черты, то замерли от увиденного — открылась дивная картина разноцветных прекрасных Алаудинских озер, сияющая теми же красками, что голова и шея селезня. От увиденного невозможно было оторвать глаз. А Валера сказал: «Вот бы были у кого-нубудь такие глаза! Вот это было бы да!».  По мере спуска с перевала краски этих озер меняясь — становились более яркими и манящими.  Даже не верилось, что можно добраться до этих чудес, но вскоре это свершилось и в зеркале этого божественного озера отражались наши разноцветные фигуры и палатки.

                                         

Утро на Алаудинском озере

Божественным было это утро. Всю ночь по палаткам барабанил дождь, и пробуждение не сулило ничего  хорошего. И тем прекраснее была картина, что мы увидели, распахнув палатку: голубое, голубое небо в идеально гладкой  глади озера как в сказочном зеркале, отражались зеленые берега и панорама гор, было тепло. Быстро позавтракав и собрав рюкзаки, стали ждать ишаков, которые должны были придти в 9-30, чтобы вместе с нами идти на  Мутное озеро, откуда начинаются самые разные альпинистские и туристские маршруты. Но ишаки, почему-то не шли.                   И последний раз взглядевшись в дальний берег озера, вдоль которого шла тропа и ничего там не увидев, я сказал сидящим на рюкзаках друзьям: «Ну что, давайте разбирать вещи, ишаки не идут». И тут же вдали раздался трубный и ни с чем не сравнимый рев:  ишаки напомнили, что они про нас не забыли.
Пока ишаки не подошли, мы стали искать сотовый телефон Руслана, который куда-то исчез. Наверное, он его куда-то засунул среди горы вещей. Я вспомнил, как на Грушинский фестиваль Валя Шарафиева привезла свою любимую кошку. Она там быстро освоилась и чувствовала себя вполне комфортно. Но когда стали собираться домой, она исчезла и все попытки ее найти были безуспешны. Вернувшись домой, очень расстроенная пропажей, Валя вдруг услышала родное мяуканье. Сначала она подумала, что это галлюцинация. Но нет - кошка и вправду мяукала. Стали искать, и, безнадежно перебирая рюкзак, развенули палатку, где и лежала бедная участница Грушинского фестиваля — когда собирались домой, стали свертывать палатку,  она в ней безмятежно спала. А как она выжила в свернутой палатке, которую запихали в рюкзак — еще предстоит выяснить ученым. Вообщем, к счастью Вали пропажа нашлась. Может и телефон Руслана найдется, так как ишаки до сих пор все не идут и у нас есть возможность его поискать. Но в отличии от Валиной кошки телефон Руслана молчит.

 

Не было бы счастья....

А сам хозяин телефона вместе с теми, кто считал себя способным на крутые горновосхождения, ушли на штурм горы «Энергия» высотой 5100м, а те кто так не считал, и я, конечно, был среди последних, остались сторожить лагерь и наслаждаться жизнью в божественном уголке Алаудинского озера. Что такое счастье — точно еще никто не знает, и может быть потому, что здесь не были, не наслаждались сидя на высокой крутой скале, с видом на хрустальную, чистейшую воду, постоянно меняющую свою дивную окраску, непередаваемым тонам которой позавидовал бы любой хвост самого роскошного павлина. А тишину и безмятежный покой этого святого места молча охраняли гордо глядящая  в небо могучие горные вершины, и слышался только шум, белой  от пены, горной речки, несущей в озеро ледяную воду с укутавших горы снежников.

         


 Утро началось с моего дежурства. А задача дежурного была очень простой — вскипятить воду в котелке, после чего каждый желающий позавтракать должен был растворить в этом кипятке  кашу или суп, которые расфасованы в красивые пакетики, привезенные еще из Самары в большом количестве.  Но не тут-то было — никак не удавалось разжечь бензиновую горелку. Промучившись с ней несколько часов, сообразил, что порвалась прокладка на баллоне с бензином. Тогда решил обойти альпинистские стоянки, в изобилии расположенные вдоль озера — вдруг у кого-нибудь найдется  запасная прокладка. И тогда мы будем спасены. Но в  большом лагере, когда я показал порванную прокладку и попросил помочь, очень симпатичный парень — гид французской группы, сказал мне: «Смотри какой у нас большой примус. Приходите и варите все, что вам нужно»
«Нам нужен только кипяток»
«Ну тогда мы сейчас вскипятим чайник и вам принесем».
Вскоре он принес пышущий жаром чайник, мы позавтракали, и я понес этот чайник хозяевам. Меня уже там ждали, как старого друга. Завязался непринужденный разговор. И я начал рассказывать всякие смешные истории, они тоже. Все-таки какие замечательные люди — таджики: открытые, гостеприимные, веселые. Один из них, окончивший иностранный факультет Госуниверситета в Душанбе, а здесь был погонщиком ослов, хорошо говорил по-английски, и мы с ним долго и с удовольствием говорили. А потом подошли французы, улыбающиеся и переполненные счастьем от окружающей красоты. Им все здесь нравилось. И мне очень не хотелось уходить  из этого теплого и веселого русско-таджикско-французского круга...  А на прощание Ануш — так звали моего нового знакомого, сказал: «Приходи к обеду, мы тебя ждем». И это зеленый закопченный чайник стал  каким-то удивительным талисманом нашего дружеского общения. Мы бесконечно носили его друг к другу и угощали друг друга, чем могли. Ануш принес пакет с яблоками и лепешками. Мы угостили его российским шоколадом и арбузом, а корки от него скормили ослику. Он их с удовольствием  съел, за что ребята таджики сказали: «Большое спасибо». Ведь сам ослик ничего сказать нам не мог.
Вечер мы провели вместе. А ночь подарила нам дивную картину — на черном небе сияли огромные хрустальные звезды, они отражались и в зеркале озера, создавая такую волшебную картину, которую еще не нарисовал ни один художник и не увековечил ни один фотограф. Все было как в песни : «И не понять то ли в озеро небо упало, и не понять то ли озеро в небе плывет!!!»
Тысячу раз прав великий соотечественник французов, чьи палатки стояли на берегу Алаудинского озера - «Единственная настоящая роскошь — это роскошь человеческого общения». И уже засыпая в палатке я подумал: «Как хорошо, что сломался примус, и мне не удалось его разжечь».

 

Перевал Талбас

Прощание с горами.  Последний вечер.  Французы. Общие песни. На прощание покормил ослика, сказал ему спасибо.
Поездом в Бухару, безумная испепеляющая жара, мозг не в состоянии воспринимать величие и значимость увиденного. Еле дождались времени, когда можно было уехать домой, сели в раскаленную, как консервная банка на костре, машину. Как великого блага ждали наступающего вечера и первого дуновения прохлады. И вот долгожданная гостиница «Наджиба», где уютно и нет жары. Уютно расположились вокруг красивого достархана, украшением которого были роскошные дыни, кроваво — красный, поражающих размеров арбуз, огромные красные  помидоры...
Картину  дополняли бутылки с вином и вкусная закуска, но не это было главное — мы глядели друг на друга, не отрывая глаз...  Завтра наша прекраснейшая семья распадется на части — московскую, самарскую, казанскую, челябинскую. Но это не страшно, ведь никто пройденного пути у нас не отберет....

 

              

Содержание раздела
 
 
Международный Альпинистско-Туристический Центр “Вертикаль-Алаудин”
© 2007 Все права защищены.
Управление сайта - Система Администрирование Сайта SiteX7.CMS Web-дизайн, создание и продвижение сайтов - компания "Exiterra"
© 2007 Все права защищены.